Обработку под яровые хлеба я начинаю сразу же после уборки. Только при выполнении этого условия можно рассчитывать на максимальный урожай.

Засоренные поля с обильными пожнивными остатками я обрабатываю трехкорпусными плужками Рансона, поля менее засоренные – экстирпаторами собственной конструкции и, наконец, поля чистые, на которых хлеба убраны косами (жнивье невысокое) я бороную.

Таким образом, сразу же после уборки я имею поля с рыхлой поверхностью, вследствие чего, в них начинается атмосферная ирригация и нитрификация. остатки растений начинают разлагаться, обеспечивая питанием будущий урожай.

В течение осени по мере зарастания пашни сорняками и уплотнения ее дождями, я вторично пускаю плужки, экстирпаторы или бороны. Перед уходом в зиму я всю зябь бороную.

В одном из последних номеров «Rolnika u Hodowey» господин Ярочевский пишет, что при обработке по моей системе получил хорошие результаты при возделывании корнеплодов и озимых, но при возделывании овса и ячменя результат был плохой. Был он плохой потому, что г. Ярочевский, вероятно, не полосами, как рекомендует новая система, а в разброс или обыкновенным рядовым способом. Если бы посев был проведен с соблюдением всех этих условий, то результаты были бы блестящими, какие я постоянно получаю в моем хозяйстве

Посев

Чтобы понять, как нужно сеять чтобы обеспечить максимальную продуктивность растений, мы должны обратиться к первой главе «Самостоятельность растений по отношению к земледелию» и внимательно просмотреть ее.

Из этой главы мы знаем, что для того, чтобы растения производили большой урожай, они должны расти очень густо и иметь рядом свободное пространство.

Опыты показывают, что при ширине засеянной полосы в 30 см у всех растений формируется колос одинаковой величины. При более широкой полосе колос растений в средине полосы становится более мелким из-за недостатка освещенности и питания.

Поэтому посев я произвожу полосами шириной около 30 см. И оставляю такое же расстояние (30 см) между полосами.

В зависимости от ширины захвата сеялки, ширина полос может быть на 1-2 см больше. Чаще всего я употребляю 3- метровую сеялку, где расстояние в 30 см легче всего выдержать.

Если сошники сеялки максимально сдвинуть друг к другу, то в полосе 30 см разместится 5 сошников и, следовательно, засеянная полоса будет состоять из 5 рядков. С обеих сторон от нее останется незасеянное пространство в 30 см. таких полос 3–метровая сеялка дает 5.

Но я сошники сеялки суживаю и удлиняю. Поэтому в полосе в 30 см я размещаю не 5 рядков, а 6, что позволяет распределить семена в полосе более равномерно.

Сошники в сеялках Эккерта и Сакк сделаны не рационально. Ибо вслед за сошником просыпается сухая, рыхлая земля, на которую затем падает семя. Очевидно, что оно без дождя не взойдет, так как не попадает на капиллярный слой. поэтому я переделываю сошники так, чтобы зерно падало непосредственно на влажный капиллярный слой. Тогда растения всходят в самую большую засуху все, до последнего семени: рожь через 5 дней, пшеница через 6 дней. Сеялке Эккерта я отдаю предпочтение перед сеялками Сака. Первая («Беролина») легче очищается и равномернее высевает семена. Но и в этой сеялке есть много недостатков, которые нужно устранять. Для густого посева я надеваю триер на ось, а отверстия, направляющие семена к валику, я суживаю насколько возможно. После такой модернизации «Беролина» высевает семена по одиночке и равномерно.

Американские сеялки и сеялки 4-го класса прославленного Сака своими трибаками травмируют более крупные семена, поэтому я их не использую для посева вовсе.

«Беролину» я покупаю 1-го класса с максимальным количеством сошников ( в 3-метровой 33).

В других сеялках, как Циммермана, Задерслебека, сошники расставлены реже, и потому применять их для моих целей значительно труднее.

Сошники я сильно нагружаю, не опасаясь их большого заглубления, т.к. при двухдюймовой вспашке это не так просто сделать, в отличие от глубоко взрыхленной пашни. Засеянную полосу я забораниваю маленькой боронкой, прикрепляемой за сошниками сеялки.

После посева катки я не применяю, так как это было бы нарушением основного принципа новой системы, который гласит, что нижний слой должен быть капиллярным, а верхний двухдюймовый – рыхлым. Если только ликвидировать прикатыванием этот тонкий, мягкий слой, то вместе с ним мы погубим и плодородие нашего поля, которое после такой варварской операции высохнет и растрескается за несколько дней.

; Южная часть России обычно в период после посева и яровых, и озимых подвергается сильным засухам. Поэтому прикатывание после посева наносит здесь вред и применять его не следует, засуха и жара настолько сильны, что и не прикатанная почва растрескивается, прикатанные же посевы обречены на полную гибель.

Полный посев применяется на полях равных и с небольшим уклоном. На крутосклонах я сею вразброс и заделываю семена трехкорпусным плужком Рансона (марки СВМ) и также получаю хорошие результаты.

Шесть рядков в 30-сантиметровой полосе я размещаю при посеве злаков (ржи, пшеницы, овса, ячменя) и льна. При посеве двудольных растений я размещаю в полосе меньше рядков. Так, бобы я сею в 4 рядка, мак – в 3, сою – в 2 и т.д. при посеве бобков я расставляю сошники через 10 см, при посеве мака – через 7,5-8 см.

После посева Аким способом растения, как я уже говорил, всходят быстро и дружно. Но затем у нас на юге начинается жара, почва сильно нагревается и растрескивается, что угрожает прекращением атмосферной ирригации, которая играет такую важную роль  в нашей системе. Поэтому после появления всходов необходимо переходить к уходу за посевами, чтобы защитить почву от сильного нагревания и образования трещин. Это дает возможность молодым растениям нормально развиваться до того времени, когда они сами затенят надлежащим образом почву и, тем самым, защитят ее от палящего солнца.

Каким должен быть уход за растениями мы рассмотрим в следующей главе.

В заключении же этой главы я сделаю еще одно чрезвычайно важное замечание: при заделывании семян плужками или при подготовке почвы под сеялку на склонах следует пахать вдоль склона. При вспашке поперек склона семена, посеянные вразброс, плохо прикроются почвой потому что пласт « в гору» будет переворачиваться.

Уход за почвой и за растениями после посева

После посева растения быстро всходят без дождя и попадают под палящую жару. Почва начинает нагреваться и растрескиваться.

В это время на полосные посевы я пускаю конные полольники, которые ликвидируют трещины и предохраняют почву от чрезмерного нагревания и высыхания. Если использовать многорядный полольник, то эта работа будет стоить очень дешево.

Осенью на озимых я применяю полольники раза два. Весной пропалываю два-три раза как озимые, так и яровые посевы в зависимости от того, насколько почва засорена, растрескалась и уплотнилась от дождей.

Разбросные посевы бороную сразу же, как только растения укореняются в почве настолько, что они не выбораниваются. При мелкой вспашке это происходит быстро и растения. Вследствие чего, второй раз я бороную дня через два. когда растения поднимутся. Если еще остаются трещины, то дня через два я бороную третий раз. После каждого дождя я тоже бороную.

В первый год на операции, производимые мною  во время сильных засух, все смотрят с ужасным изумлением. Они уверены, что после боронования посевы окончательно погибнут. Однако уже на второй год они становятся горячими сторонниками боронования не только озимых, к чему уже привыкли, но и яровых, что для них является новостью.

В этом (1898) году я встретил весной такую же оппозицию со стороны экономов наших экономий. Однако когда они увидели, что яровые после каждого боронования выглядели как после дождя, они стали сторонниками боронования. На следующий год они будут бороновать и без моего распоряжения.

Действительно, только интенсивное боронование яровых спасло их в этом году от гибели. Они были посеяны на южном склоне варварским способом без зяби и какой – либо другой обработки. Сеяли вразброс по стерне и запахивали на 2 дюйма трехкорпусными плужками Рансона. После посева наступила шестинедельная засуха. Если бы не боронование, то все яровые посевы в этом году (1898) погибли. Благодаря полольникам и боронам мы имели в этом году прекрасный урожай яровых.

Корнеплоды у нас обрабатываются конным полольником или мотыгами с прямым, а не полукруглым ножом. Мотыги имеют вырез, чтобы через него просыпалась земля и равномерно прикрывала почву, а не сбивалась в кучи, что вызывает потерю влаги и образованию трещин. В придачу к мотыге используется маленькая мотыжка, длинная и узкая, которой обрабатывают растения в рядке, где обычную мотыгу использовать невозможно. Только такие мотыги прикрывают почву ровным рыхлым слоем земли и обеспечивают урожай.

От окучивания растений я воздерживаюсь. Эта операция обнажает нижние слои почвы и становится причиной образования трещин и потери влаги, и, следовательно, урожая.

Поступая таким образом, я получаю настолько великолепные урожаи, что 100 пудов зерна с морга, я считаю средним урожаем. В хорошие годы я получаю до 200 пудов с морга. Урожай был бы еще больше, если бы мы имели более оригинальные сорта, как заграницей хорошие сорта имеют колос со 100-120 зернами. Естественно, такие сорта дадут урожай в 2-3 раза больший.

Новая система земледелия, подкрепленная селекцией, увеличит полновесность нашего колоса и даст нам в будущем такие урожаи, о которых мы и не мечтали. Это будет тем более реально, если вместе с новой системой обработки и посева мы будем строго придерживаться принципа плодосмена.

Мы закончили наш труд. Если кто захочет увидеть на наших полях, действительно ли новая система земледелий дает такие положительные результаты, то милости просим в Гетмановку. Ехать нужно по железной дороге до станции «Жеребково» юго-западной железной дороге, откуда до Гетмановки 30 верст.